Образование в РоссииДошкольное образованиеШкольное образованиеПрофессионально-техническоеВысшее образованиеНаучно-исследовательская деятельностьПовышение квалификацииОбучение Internet
 
Новости
Каталог ДОУ
Каталог сотрудников
Воспитание
Родителям
Воспитателю
Праздники
Игры
Тесты
Тайна имени
Гороскоп
Сказки и песни в MP3
Библиотека
Юмор
Гостевая книга
Наши партнеры
Ссылки
 
Каталог классов и групп
Одноклассники
 
Свежие новости
Конструктор для ваших сайтов
Бесплатный хостинг
Служба рассылки
Игровой сервер
Бесплатно скачать mp3
Открытки для влюбленныз
Социологические опросы
Лучшие Тесты
Какой у тебя характер?
IQ
Психологический возраст
Любит - не любит
Кого назначит вам судьба?
Ждет ли вас успех?
Какому типу мужчин вы нравитесь?
Посмотрите на себя со стороны
Какая работа для вас предпочтительнее?
Есть ли у тебя шестое чувство?

Поиск по сайту
 статью
 учреждение
 сотрудника
 

Мир за стеклянной стеной
<<назад
 1  2  3  4 

По данным многих специалистов и наблюдениям родителей, необычность развития аутичных детей проявляется ярко, со всей очевидностью в возрасте от 2,5-3 до 6-7 лет - период, который мы назовем критическим. От того, насколько правильно родители, близкие, специалисты оценят состояние ребенка, поймут, что ему необходим особый подход в воспитании и обучении, а возможно, и лечение, будет зависеть, как сможет он войти в жизнь и найти себя в ней.

Общеизвестно, что при нормальном развитии в этом возрасте происходит наиболее активное освоение мира, способов взаимодействия с ним, развитие речи, мышления, творчества, фантазии, становление характера; ребенок начинает понимать эмоциональную сторону отношений между людьми, осознавать себя. В игре он выражает себя, готовится к будущему. Что же мы видим при раннем детском аутизме?

Он не умеет играть?
Одна из самых частых жалоб родителей - ребенок ни во что не играет (иногда в 6-7 лет) или играет странно, однообразно. На консультативном приеме мама шестилетнего мальчика рассказывает: "Первое, что нас с мужем насторожило, это как он начал играть. До года его любимой игрушкой была большая неваляшка-петрушка, которой он играл, лежа в кроватке и в манеже: толкал ее ногами, неваляшка звенела, и малыш прислушивался к звукам разной продолжительности и высоты, очень радовался, и смотреть на него было очень забавно.
Когда эта игрушка сломалась, а другой такой раздобыть тогда не удалось, сын очень страдал и новые игрушки отвергал. Однажды, сидя в манеже, он подобрал оброненный лист бумаги и стал рвать его на мелкие кусочки. Было впечатление, что он прислушивался к звуку рвущейся бумаги, и как бы ни капризничал, он всегда успокаивался, если ему давали бумагу. Других игрушек он долго не принимал, не обращал на них внимания, а то просто выбрасывал из манежа или кроватки".

Пожалуй, больше всего ему нравилось гулять на улице. Он любил много ходить, молча рассматривая все, что встречалось по пути. Мы жили недалеко от железной дороги, и где-то около трех лет он постоянно тянул нас туда и получал особое удовольствие, когда мимо проносился поезд. Игрушками он по-прежнему фактически не играл, но мы заметили, что ему нравится выкладывать на полу длинные ряды из счетных палочек: при этом сын раскачивался и тихонечко гудел. В игру он нас не пускал, расстраивался, если мы были слишком настойчивы.

Однажды нас осенило: он играет в поезд! Мы тотчас купили ему детскую железную дорогу, он так обрадовался, но самое удивительное - с первого же раза позволил нам играть с ним вместе: принимал наши предложения, а потом стал и сам добавлять все новые и новые детали. А палочками больше не играл, они словно перестали для него существовать. Нам очень повезло, что мы поняли своего малыша, потому что в дальнейшем он стал играть и в другие игры - причем и с нами, и с сестричкой.

История в целом благополучная, можно даже сказать, что этой семье в каком-то смысле повезло: аутизм у ребенка не глубокий, его игра с палочками была манипулятивной, примитивной, но уже символической, и это родители вовремя подметили. В более тяжелых (и более частых) случаях при аутизме мы нередко видим похожую, но совершенно иную по своей природе картину: ребенок погружается в однообразные, повторяющиеся движения, действия, повышающие его устойчивость к самым разнообразным внешним воздействиям, как бы заглушающим собственные неприятные переживания, ощущение дискомфорта, страхи, тревогу. Аутостимуляционные действия чаще всего появляются при полной или частичной изоляции, в связи с невозможностью или ограниченностью контактов.

Конечно, оба момента - неразвитая, свернутая игра и аутостимуляция - в реальных, конкретных ситуациях часто настолько плотно переплетены, что выделить их бывает очень трудно. Однако с практической точки зрения, в этом есть большой смысл: зачатки игры (как в описанном случае) развить, развернуть удается относительно легко, но если в стереотипной активности преобладают аутостимуляционные моменты, помочь ребенку значительно труднее - построить игровую деятельность на такой основе сложно, но все-таки возможно.
В приведенном примере очень важно отметить, что родители не навязывали сыну свои варианты игры, не пытались жестко на них настаивать, а шли "от ребенка": подмечали, что ему нравится, старались понять, в чем состоят привязанности, что его привлекает.

 1  2  3  4 
 
  Copyright © RIN 2002-.
  * [email protected]