Образование в РоссииДошкольное образованиеШкольное образованиеПрофессионально-техническоеВысшее образованиеНаучно-исследовательская деятельностьПовышение квалификацииОбучение Internet
 
Новости
Каталог школ
Каталог сотрудников
Документы
Учителю
Первокласснику
Ученику
Родителям
Образование за рубежом
Рефераты
Литература
Пресса
Отрывки из сочинений
Гостевая книга
Наши партнеры
Ссылки
 
Каталог классов и групп
Одноклассники
 
Свежие новости
Конструктор для ваших сайтов
Бесплатный хостинг
Служба рассылки
Игровой сервер
Бесплатно скачать mp3
Открытки для влюбленныз
Социологические опросы
Лучшие Тесты
Какой у тебя характер?
IQ
Психологический возраст
Любит - не любит
Кого назначит вам судьба?
Ждет ли вас успех?
Какому типу мужчин вы нравитесь?
Посмотрите на себя со стороны
Какая работа для вас предпочтительнее?
Есть ли у тебя шестое чувство?

Поиск по сайту
 статью
 учреждение
 сотрудника
 

Подростковый период

<<назад

0Подростковый период - самый затяжной и критический из всех периодов становления личности. Период, когда человек, находящийся на переломе между детством и взрослостью, крайне нуждается в умной и дружеской поддержке старших и в то же время - увы! - меньше, чем когда-либо прежде, расположен такую поддержку принять, послушаться совета, положиться на чужой опыт.
Со своей стороны, и родители меньше, чем когда-либо прежде, способны помочь своему детищу и обезопасить его трудный, длящийся несколько лет путь из отрочества в юность.
Почему так? Ведь на первый взгляд база для взаимного понимания укрепилась: ребенок стал разумнее, рассудительнее, ближе по своей психологии к взрослым. Вроде бы договориться теперь проще. А получается наоборот. Причин тут немало.
Излюбленное объяснение (а отчасти и самооправдание) родителей, страдающих от подростковой `дури`, - плохое влияние приятелей и приятельниц. Но папы и мамы приятелей или приятельниц тоже ссылаются на дурные влияния. Вы обвиняете соседского Васю, а Васины родители тычут пальцем в вашего Колю. Выходит ерунда.
Мы не отрицаем возможности воздействия распущенных, хулиганистых ребят на хороших. Конечно, воздействие возможно и нередко имеет место. Но сама эта подверженность дурным веяниям, сама неустойчивость подростка - следствие внутренних процессов, следствие кризиса его личности и нашего взрослого неумения сохранить с ним контакт, остаться авторитетом, образцом для подражания.
Кое-что мы уже упоминали выше - приглушение родительской индивидуальности; не всегда достойное поведение в быту и обеднение своего социального лица перед детьми; злоупотребление воспитанием с голоса, притупляющим восприимчивость ребенка к любым, исходящим от старших фразам; ослабление дисциплинирующих и повышающих сопротивляемость ребенка семейных традиций. Словом, результаты всех педагогических просчетов и слабостей родителей вылезают сейчас на поверхность и соединенными усилиями развенчивают старших в глазах подростка. Вот вам одна из причин его отказа от поддержки и советов взрослых.
Но отчего взрослые-то так туго понимают ершистого юнца? Ведь сами были когда-то такими же, пережили этап переоценки ценностей, пережили столкновения с теперешними бабушками и дедушками. Должны бы, казалось, помнить и улавливать суть происходящего с их сыном или дочерью, догадываться, что здесь случайное и преходящее, а что действительно тревожно..
Многое мешает родителям находить общий язык с подростком. Во-первых, они все же забыли себя в том далеком возрасте. Наслоились впечатления стольких лет, что подлинные мысли и чувства собственного переломного периода потускнели, поблекли, стерлись.
К тому же, если прикинуть, когда были подростками папы и мамы нынешних четырнадцатилетних, мы обнаружим, что то были жестокие военные или - тоже нелегкие - первые послевоенные годы. На фоне общенародных потрясений и лишений личные неурядицы, естественно, замечались гораздо меньше, просто не до них было. У тогдашних юнцов были и заботы иные, и трудности, и проблемы. Не потому, что они были лучше, нравственнее. Жизнь складывалась по-другому, вот и все. Наши ребята `не виноваты`, что им не приходится думать о куске хлеба, стоять в тринадцать лет у станка на военном заводе или замирать, увидев конверт-треугольничек в почтовом ящике. Слава богу, что не приходится! Надо только сознавать, что мы в силу сказанного не очень приспособлены для проникновения в душевный мир наших строптивых сыновей и дочерей.
Во-вторых, они - продукт акселерации, тогда как родителей процесс вовсе не успел захватить или задел только краешком. Значит, всякий раз, когда вы говорите с упреком: `Я в твои годы...` или: `Рано тебе еще...`, надо сделать мысленный пересчет, накинув детищу два-три годика в смысле эмоциональной и физической зрелости. Учесть, что детищу с этой акселерацией тоже не ахти как весело, потому что интеллектуально и социально оно еще - ребенок, воля его слаба, и перипетии полового созревания застают его врасплох, бороться с ними трудно.
Когда вы услышите по радио романс `Мне минуло шестнадцать лет`, попробуйте подставить вместо шестнадцати тринадцать. Наверное вы поежитесь от последующих слов. А если, согласно данным акселерации, скостите хоть два года шекспировской Джульетте, то будете прямо-таки шокированы...
Не удивительно, что взаимопонимание между родителями и подростком осложнено. Поэтому особенно важно отчетливо представлять себе сущность и содержание подросткового кризиса.

источник: nachideti.ru - Портал для родителей.

 
  Copyright © RIN 2002-.
  * [email protected]